Четверг, 25 мая 2017 г.
24/11
Еще около $40 млрд страна может потерять из-за геополитических санкций
21/11
Постановлением Правительства РФ внесен ряд изменений в ПДД
21/11
В 2014г. цены на полисы КАСКО подняли почти все участники страхового рынка
21/11
Вашингтон собрался укреплять украинские вооруженные силы и поставлять им оружие
20/11
На нем будет рассмотрен проект Стратегии противодействия экстремизму
20/11
Журнал TIME известен своим ежегодным рейтингом политиков «Человек года», в рамках которого издание предлагает читателям выбрать политика, который, по их мнению, наибольшим образом повлиял на события в мире
20/11
Журнал Forbes составил ежегодный рейтинг самых высокооплачиваемых топ-менеджеров российских компаний
29/08
Заплатим мы за это - около 80 млн. рублей
29/08
Согласно данным опроса Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), электоральный рейтинг президента России Владимира Путина с начала года увеличился с 46% до 71%
14/12
Только 8 мандатов «ЕР» пока что остаются свободными
 Все новости
Поиск по сайту

Голосование
Медведев станет преемником Путина?
   
Да, ведь национальные проекты очень важны для страны  
Нет, ведь настоящий преемник (шепотом называет фамилию)  
Ха-ха, драка в верхах только начинается  
 
Рейтинг действия
Оценки конкретных шагов и высказываний каждого кандидата. Зеленый цвет - поддержка действий, красный цвет - отрицательная оценка, желтый цвет - отказ от оценки по тем или иным причинам.
0%
0%
0%
0%
0%
0%
0%
0%
0%
Аналитика
Выборы как марш несогласных друг с другом

В Московской городской Думе нашлось трое депутатов, проголосовавших против назначения мэра Лужкова на новый срок. Эта троица вопиющих в пустыне, оказавшихся коммунистами, спасла честь столичного парламента. Без их демарша голосование московских думцев имело бы неприлично туркменский вид и скомпрометировало все городское сообщество, включая самого градоначальника.

В принципе, спасателей могло быть не трое, а семеро – такова суммарная численность двух оппозиционных фракций:  КПРФ и «Яблоко» - Объединенные демократы» (остальные 28 мест занимают «единороссы»). Однако «объединенные демократы», в отличие от коммунистов, не захотели портить мэру праздник. По правде говоря, они и не смогли бы его испортить. Лужкову по барабану – три голоса «против» или семь. Употребление этих голосов имело значение только для самих голосующих. При таком соотношении сил, каково оно в Мосгордуме, действия оппозиционного меньшинства, вообще говоря, обретают сугубо ритуальный смысл. Это меньшинство не влияет на принятие решений, оно не способно даже навязать собранию серьезную дискуссию. Самое полезное из доступных ему  занятий -  служить голосом протеста, демонстрировать несогласие с действиями правящего большинства. Это, конечно, чистое диссидентство, но таким способом маломощная  оппозиция поддерживает атмосферу политического свободомыслия, дух идеологической полемики, что, безусловно, важнее «конструктивного» поддакивания, в котором никто и не нуждается. 

У  людей,  называющих себя демократами и представляющих в Мосгордуме «Яблоко» и СПС, было, по меньшей мере, четыре мотива голосовать против нового срока для мэра. Во-первых, они должны были подтвердить свое принципиальное несогласие с отменой прямых выборов глав субъектов федерации. Во-вторых, для любого демократа регулярная сменяемость власти – ценность из числа основополагающих.  В- третьих, Лужков представляет «Единую Россию», которую «Яблоко» и СПС называют  своим политическим антагонистом. И, наконец,  это тот случай, когда принципиальность наверняка осталась бы безнаказанной. Словом, у горстки оппозиционеров не было никакой нужды поступать против своих убеждений,  пятнать личную и партийную репутацию, наоборот, могли бы влегкую отличиться, а они взяли и сваляли дурака.  Не правда ли, странные  люди?

Как ни прискорбно, голосование московских «объединенных демократов» вполне адекватно отражает общее состояние российской оппозиции. Страна помаленьку втягивается в новый выборный цикл, и наши оппозиционные силы уже начали демонстрировать свою неспособность к осмысленному поведению, каковая, чем дальше, тем больше, будет, вероятно, только усугубляться. На июль намечена очередная (никто не знает, какая по счету) попытка определить «единого кандидата в президенты от демократической оппозиции». Дело, скорее всего, будет выглядеть так. Михаил Касьянов устами кого-то из соратников по «Другой России» выдвинет единым кандидатом себя. Затем в течение суток все, кому будет предложено вступить с ним в союз, расскажут, почему бывшему премьеру лучше бы застрелиться, чем зариться на президентский пост. На этом все и заглохнет. Если, кроме Касьянова, найдутся другие претенденты в единые кандидаты, допустим, Григорий Явлинский или Виктор Геращенко, с ними будет поступлено точно так же.

Самое поразительное, что все вероятные выдвиженцы от оппозиции (Явлинский и Зюганов выдвинутся почти наверняка) с самого начала и  совершенно точно будут знать, что президентом никто из них не станет. Знает это и их электорат.  Любой социолог скажет: для большинства избирателей голосование за оппозиционного кандидата – не более чем акт политического протеста, возможность сказать «нет» ставленнику «партии власти» и политике, которую она проводит. Лидерам оппозиционных партий это, разумеется, известно. И по идее, им незачем делать вид, будто они участвуют в борьбе за власть, пора бы понять, что, подобно семерке оппозиционеров из Мосгордумы, они способны послужить обществу лишь в качестве аккумулятора и выразителя протестных настроений. Власть они не получат, даже если выступят единым фронтом, выставив общего кандидата, но надо ли доказывать, что густая, стройная колонна производит на неприятеля более сильное впечатление, чем несколько расхристанных толп,  бредущих наперерез друг другу?

Когда люди борются за власть, им есть смысл спорить, чьи «500 дней» лучезарнее, они не напрасно привередничают, выбирая союзников, с которыми потом придется делить должности и ответственность. Но если выборы – своего рода «марш несогласных», проблема объединения упрощается до технической процедуры. Списки претензий и требований, которые нынешняя российская оппозиция готова предъявить действующей власти, есть и у левых, и у правых. И они едва ли не дословно повторяют друг друга. Выбор кандидата, который был бы наиболее приемлем для всех сегментов протестного электората, тоже  не требует особой изобретательности. Все это достаточно просто и понятно для политиков, для которых выборы не являются ярмаркой тщеславия или формой скромного частного бизнеса.

Не уверен, однако, что предводители отечественной оппозиции придают им какое-то иное значение. Пока видно только, что Явлинскому хочется победить Жириновского, а Зюганову – занять второе место. Наверное, для каждого из них это имеет какой-то сокровенный смысл. Так и любой из  «объединенных демократов» Мосгордумы может, видимо, объяснить самому себе, почему он голосовал за утверждение Лужкова. Но вряд ли они сумеют объяснить это избирателям, которых у наших оппозиционеров – и правых, и левых, и лево-правых – становится все меньше и меньше.

И у того единственного кандидата, которого они могли бы выдвинуть из своей среды, шансов тоже нет.
Андрей Савицкий
КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
СОЦИОЛОГИЯ
СТАТЬИ
   
   
   
© 2006-2014, ООО «Медиа-Политика»
Свидетельство о регистрации СМИ Эл. №ФС77-27052 от 25 января 2007 г.
Контакты: glavred@preemniki.ru
При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Преемники.Ру» обязательна.